Про мою иконописную школу

Окей, я очень люблю истории из жизни и про церковь, поэтому расскажу ещё одну историю, которая являлась (и, надо сказать, до сих пор является) предметом моей гордости - ведь я была очень церковно прошаренным ребёнком. Пока другие дети ходили в кружки рисования, я занималась иконописью. У моих родителей до сих пор дома стоят мои иконы.

Иконописью я занималась где-то с семи лет. Родители отдали меня на кружок иконописи при Казанском Соборе - только спустя несколько лет я узнала, что кружок этот, оказывается, назывался иконописной школой "Святогорье". Эти курсы вёл пожилой мужчина с седой бородой, который казался семилетней мне жутко старым, но теперь я понимаю, что не такой уж он был и старый. Звали его Ростислав Мартинович Гирвель, и он был классным. С детьми он умел общаться отлично - у него занимались совсем детишки, моя сестра в том числе, которой было года четыре. Вот есть люди, у которых талант такой - с детьми общаться. У этого человека вот был такой талант. Впрочем, занимались в его школе не только дети, но и вполне себе взрослые.

Он сказал однажды: "Лик на иконе всегда внешне похож на иконописца, который его написал". Это очень сильно врезалось в память. Наверное, так и есть.

Чтобы попасть в школу, нужно было зайти в дверь рядом с иконостасом. Тогда тебе открывалась длинная-длинная лестница вверх. Мы поднимались почти на самый верх Казанского собора (топот, конечно, был страшный, когда мы по этим лестницам носились, ибо акустика была ого-го).

Помню, первым заданием - что-то типа вводного, тестового - было нарисовать слона. После этого мы на бумаге рисовали символы евангелистов в определённой технике, а потом наконец приступали к первой иконе. Ей всегда была икона Георгия Победоносца. Это был очень волнительный момент - о, это море чувств, когда ты в первый раз слышишь это долгожданное "готовь доску"! После Георгия Победоносца уже можно было уже писать кого захочешь.

Труд был очень кропотливый, на одну икону уходил обычно целый учебный год, а на одну из них я потратила аж два учебных года. Ты можешь сидеть и полгода мучиться над одной тенью, например. Я успела написать помимо Георгия Победоносца иконы Великомученика Пантелеимона, Преподобной Анны, Княгини Ольги и Иоанна Богослова (вот над ним я два года и сидела). Все иконы писались в двух экземплярах - одну в школу, вторую себе.

Сначала эскиз рисовался на листе ватмана. Когда эскиз был готов, его переводили на доску, покрытую белой основой. Переводили не всем знакомой фиолетовой бумагой, естественно - была специальная краска, которую наносили на заднюю часть ватмана, обводили эскиз, и на доске оставался оранжевый силуэт, по которому мы уже и работали.

У меня гора впечатлений о том, как краски разводили. Какие-то краски покупали мы, какие-то хранились у Ростислава Мартиновича. Это не были нормальные краски - это были куски чего-то твёрдого, иногда твёрдого как камень. Мы разводили их на основе, сделанной из яичного желтка, и долго-долго перетирали краску специальными пестиками, чтобы ей можно было писать. Вообще краски делали и цвета искали едва ли не дольше, чем писали. Самым эпичным было использование золотой краски. Это делалось очень редко, и у меня просто всё внутри трепетало, когда я шла покупать золотую краску.

Родители детям часто помогали, конечно. И на занятиях, и дома, и руками, и идеями. Помогали, что-то подправляли, пока дети безобразничали, потому что... ну мелкие были, о какой тут усидчивости говорить. Попробуй заставь семилетку сидеть на одном месте два часа и рисовать. Не выйдет.

У нас была такая тусовка своя. Я, моя подруга Женя, моя сестра с мальчиком Колей, который хотел на ней жениться, и Максим - парень постарше. Тусовались мы обычно в помещении, которое было ещё выше, под самым куполом. Там были туалеты и какие-то Таинственные Двери - мы не знали, что за ними было, но когда оттуда выходили люди, оттуда всегда веяло холодом. Оттуда была ещё одна лестница вверх. Судя по всему, она была на крышу, и нас всегда жутко ругали, если мы пытались туда подняться.

Мой звёздный иконописный час настал, когда мне было лет десять-одиннадцать. Тогда нашей иконописной школе поступил заказ на икону Царственных Страстотерпцев, то бишь Николая II и его семьи. История такая: жил-был пацан (не помню, сколько ему лет, но подросток) под Нижним Новгородом, который устроил в лесу "детскую часовню", в которой люди собирались и молились, и вот заказ на икону был как раз для этой часовни. Икону мы писали вдевятером, в том числе я с сестрой. Моя сестра была самой младшей из участниц этого действия.

Начали с эскизов. Было назначено задание сделать эскизы иконы, из которых выбрали лучший - и икону было решено писать по нему. И тут в последний момент влезаю я со своим эскизом, который тоже был признан отличным. В итоге наши эскизы совместили, и мы начали писать.

Икона была написана уже почти под Пасху. И я до сих помню тот день, когда мы её отдавали заказчикам. Тот пацан из-под Нижнего Новгорода приехал в Питер, и мы собрались все вместе на утренней службе на Леушинском подворье. Это был, по-моему, какой-то из будних дней на второй неделе Пасхи. Нас там собралась куча народа детей, священники замутили крестный ход (которого по правилам не должно было быть), всё было торжественно, весело и с подарками. Я уже плохо помню события, но отлично помню ощущения. Было классно.

Я уже не помню, когда и почему я перестала ходить на иконопись. По-моему, тяжело было из-за увеличения нагрузки в школе, не успевала. Жалко, на самом деле, там было интересно. Мне нравилось.

А эта школа иконописи, кстати, работает до сих пор.

Фото:
1. Та Самая Икона и большинство писавших её
2. День передачи Той Самой Иконы
3. Многострадальный и довольно обшарпанный уже Иоанн Богослов
4. Я и икона вмч. Пантелеимона
5. Икона, написанная Ростиславом Мартиновичем

#церковныеистории
  • 26.02.2021
Вот так удивила, иконописец ты ещё оказывается 🙂
Очень интересно, а родители так же в служении?
Хорошая💖💖💖 #2
Очень интересно, а родители так же в служении?
Родители 50/50. Отец священник, мать родом деятельности с церковью не связана.
karasuma #3
Родители 50/50. Отец священник, мать родом деятельности с церковью не связана.
Понятно
Какие у вас все время интересные истории, такое удовольствие читать про "тайную жизнь" из уст участника, описанную светским и понятным языком.
У нас в городе есть училище православное, при Казанском монастыре и были там иконописцы. Мы мелкие были часто туда захаживали, типо по приколу, подружились там с матушкой...и я хотела поступать туда на иконописца. Хорошо, что не стала поступать, думаю, что моя жизнь сложилась совсем по другому. Но было очень интересно наблюдать как девочки пишут)
Для общения на нашем форуме, установите бесплатное приложение:
GooglePlay
AppGallery
AppStore